Виртуальная мини-экскурсия Т.В.Марченко по Музею русского зарубежья «Литература русского зарубежья»
27.03.2020 16:00 27.03.2020 18:00

Виртуальная мини-экскурсия Т.В.Марченко по Музею русского зарубежья «Литература русского зарубежья»

  • Доступно для инвалидов
  • Дом русского зарубежья
    им. А.Солженицына
  • +7 (495) 137-84-08
  • 11:00 - 19:00
    Кассы работают до 18:00

27 марта 2020 года в 16 часов приглашаем на виртуальную мини-экскурсию доктора филологических наук, заведующей отделом культуры российского зарубежья ДРЗ Татьяны Вячеславовны Марченко  по Музею русского зарубежья «Литература русского зарубежья».

10 декабря 1933 года русская эмиграция переживала национальный праздник: весь мир облетела весть о присуждении Нобелевской премии по литературе Ивану Бунину. Соотечественники Бунина, оказавшиеся за рубежом, плакали от радости, словно узнали о победе на фронте. Газеты, ликуя, трубили о победе русской литературы и русской эмиграции: «Кроме России, русского языка и Пушкина за Буниным ничего не было, — утверждал известный критик зарубежья Г.В.Адамович. — Но этого оказалось достаточно для торжества».

Эмигрантам казалось, что они выбрали свободу, противопоставив ее деспотической власти, победившему в России большевизму. И Пушкин был символом этой свободы. Но разве не о национальном читателе мечтали пишущие, не о признании в отечестве и отечеством?

Изгнание, казавшееся личной трагедией и невосполнимой национальной утратой, обернулось удачей для потомков. Литература русского зарубежья вернулась на родину именами и книгами. Целостность русской литературы XX века восстановлена и сохранена.

Словно по мосту между вечностями идем мы сейчас музейными залами. Идем путем изгнанника — беженца, эвакуированного вместе с разбитой Белой армией, интеллектуала, высланного за пределы страны за инакомыслие, невозвращенца, предпочитающего горький хлеб изгнания репрессиям и идеологической диктатуре на родине. Мы идем путями литературы русского зарубежья, в облаках русской поэзии, витающей в Париже, Праге, Харбине, Белграде, мы присаживаемся за столик в кафе пролистать русскую газету, мы открываем адресную книгу литературного Парижа и «профессорской» Праги, за столом под зеленой лампой слушаем споры о Пушкине, вглядываемся в раритеты — простые вещи, уцелевшие от русской жизни там, где шумят чужие города и чужая плещется вода… Мы читаем, слушаем, смотрим — и в душе начинает звучать горькая, сладкая, родная «парижская нота».

И, кстати, может быть кто-нибудь наконец сумеет расшифровать, почему литературное объединение называлось «Гатарапак»?