150 лет со дня рождения А.С.Ломшакова

22 марта 2020 года — 150 лет со дня рождения Алексея Степановича Ломшакова (22(09).03.1870, Барнаул, Россия – 10.05.1960, Прага, Чехословакия), инженера, изобретателя, преподавателя, политика, конституционного демократа, депутата Государственной думы I созыва от Санкт-Петербургской губернии, подписавшего Выборгское воззвание.

Алексей родился шестнадцатым ребенком в семье сибирского священника, настоятеля барнаульского собора, всего же детей было девятнадцать. В торжественной речи ко дню своего 70-летия в Праге Алексей Степанович вспоминал детские годы: «Поездки с братьями с ночевками на берегу реки в тут же устроенных шалашах, готовка пищи на кострах, — все это приучило меня к самодеятельности, давало известную широту души» (здесь и далее см. ссылку на каталог библиотеки Дома русского зарубежья им. А.Солженицына).

Подростком он поступил в Сибирский кадетский корпус, целиком погрузившись в романтику военного воспитания: «Пребывание в Корпусе дало мне очень много, окончательно закрепив чувство товарищеского долга, а самый строй военной школы утвердил во мне то, что было уже заложено дома — понимание величия России, долга преданности ей, патриотизма и национальной гордости». Талантливый и трудолюбивый юноша продолжил учебу в далеком Петербурге, где в 1892 году блистательно окончил Технологический институт по механическому отделению. Техническую практику Алексей Степанович проходил в отделе эфирного производства Охтинских пороховых заводов в пригороде столицы (1892–1895). Ломшаков с душой вспоминал доброжелательных простых рабочих. Их «курьезное» приветствие по случаю его женитьбы встречается в его воспоминаниях: «Дай Бог, чтобы был механик рус, / Не англичанин, ни француз, / Ни финны — злы, ехидны, / Чтоб не были бы видны. / А был бы рус, стоял за руссако́в / Знакомый наш механик Ломшаков». Его избранницей была Екатерина Александровна Славятинская, происхождение которой по материнской линии идет от рода Лермонтовых, и в этом счастливом браке родились три дочери — Наталия. Марианна и Нина.

Свою научную и изобретательскую карьеру Алексей Степанович продолжил на Путиловских заводах. Важнейшей же для его инженерной судьбы стала командировка в Германию, где удалось побывать на самых крупных машиностроительных предприятиях, в том числе на заводах Круппа в Эссене. Он посетил их лаборатории и конструкторские бюро, ознакомился с методами работы. Именно тогда определилось главное направление технической деятельности Ломшакова, которому он посвятил всю жизнь — заводское тепловое хозяйство, паровые котлы и рациональные способы использования топлива.

После возвращения из Германии молодой инженер приступил к усовершенствованию давно изношенного заводского оборудования и изобрел оригинальную бездымную автоматическую топку. Черный дым из фабричных труб исчез. Благодаря его изобретениям петербургский воздух стал гораздо чище. Модели паровых котлов, которые Алексей Степанович показал на Всемирной парижской выставке в 1899–1890 годах, получили высшую награду — Золотую медаль (спустя 37 лет, находясь в Праге, он доработает эту конструкцию, а патент на ее производство распространится в Чехословакии, Эстонии, Италии и Румынии).

Число поставленных на разные российские заводы топок и паровых котлов Ломшакова измерялось уже сотнями: «В Путиловском заводе начался бурный период, когда со всем пылом молодости, энергии и вдохновения я всецело отдался своей работе», — вспоминал изобретатель. Годом позже вышел его научный труд «Испытание паровых котлов», впоследствии ставший руководством для целого поколения инженеров и техников. Он стал консультантом ряда заводов, техническим директором и членом правления такого крупного предприятия, как Русско-балтийский строительный и механический завод в Ревеле. С 1899 года Алексей Степанович преподавал в Петербургском электротехническом институте, а с 1901 года стал профессором родного Технологического института, где читал лекции и написал несколько учебников для студентов, которые ценили и уважали Ломшакова так же, как когда-то простые рабочие Охтинских пороховых заводов. С 1903 по 1917 год он возглавлял кафедру реакторо- и парогенераторостроения. Директор правления Русско-балтийского акционерного общества. Председатель Союза инженеров. Член правления Общества технологов. Статский советник.

В начале ХХ века Ломшаков увлекся политикой: вступил в Конституционно-демократическую партию, с конца 1905 года — член ее Петербургского городского комитета, возглавил созданную при нем агитационную комиссию. 10 января 1906 года на Втором съезде партии избран в ревизионную комиссию. На том же съезде критиковал резолюцию протеста о притеснениях, чинимых кадетам в их агитационных действиях, считал, что необходим запрет агитации крайних партий. В январе 1906 года был кооптирован в состав Центрального комитета партии кадетов.

26 марта он избирается в Государственную думу I созыва. В числе подписанных им законопроектов имеется положение о «гражданском равенстве». Первейшей задачей Думы Алексей Степанович считал «раскрепощение крестьян, раскрепощение рабочего класса, раскрепощение женщин». Ломшаков критически отзывался на репрессивную политику правительства, которое считал «преступным и попирающим фундаментальную народную святыню — права человека и гражданина». 10 июля 1906 года Ломшаков оказался в числе подписавших «Выборгское воззвание» через два дня после роспуска Государственной думы I созыва. Выборгский документ призывал к пассивному сопротивлению властям через неуплату налогов и отказа от воинской службы.

В ходе судебного разбирательства на скамье подсудимых оказалось 167 «подписантов». Алексей Степанович был осужден по статье 129, предусматривающей лишение права баллотироваться на любые выборные должности. В.А.Маклаков, защищавший интересы «выборжцев» тогда отметил, что в этом споре моральная победа была одержана адвокатами, хотя судей они не убедили, а защитник Оскар Пергамент заметил, что «венок славы подсудимых так пышен, что даже незаслуженное страдание не вплетет в него лишнего листа». Поскольку «выборжцы» участвовали лишь в составлении «воззвания», а не в его распространении, то многих возмутила незаконность лишения политических прав обвиняемых. Ломшаков к тому же провел три месяца в тюремном заключении. В 1907 году он вышел из состава Петербургского городского комитета партии кадетов.

Бурный экономический рост России прервала Первая мировая война. Большинство промышленных заводов перешло на военный режим, в организацию которого включился и Ломшаков. Он руководил так называемой «Тепловой комиссией», ответственной за правильное распределение топлива среди промышленных предприятий Российской империи.

После Октября 1917 года Алексей Степанович поддержал Белое движение. Будучи членом правительства генерала Деникина, был командирован в Прагу. Однако в столицу Чехословакии ученый прибыл лишь в апреле 1920 года, после полного поражения армии Деникина. «Как представитель Деникина он был принят Крамаржем и его единомышленниками, у которых не было массовой поддержки, но которые занимали видные позиции в финансовых и промышленных кругах», — вспоминал историк Иван Савицкий (здесь и далее цитируется его статья «Начало Русской акции» (Новый журнал. 2008. № 251)).

Свои таланты он продолжал реализовывать и в годы эмиграции в Чехословакии. С 1920 по 1921 год значительную часть прибывавших эмигрантов составляли эсеры, до этого сотрудничавшие с Чехословацким корпусом в Сибири. Они действовали крайне избирательно в отношении русской эмиграции в целом, оказывая на неугодных политическое давление. Все изменилось с приездом Алексея Степановича. Именно Ломшаков убедил президента Томаша Масарика в необходимости «приучать русскую интеллигенцию и особенно молодежь к систематическому труду, чтобы она избежала фантазий и деморализации страшной эмиграции». Масарик верил в силу воспитания и был убежден, что образование и суть демократического государства способны ослабить тягу «воспоминаний и переживаний». Поскольку ограниченный чехословацкий рынок не мог впитать значительную часть эмигрантов, под систематическим трудом понималась учеба, преподавательская и научная деятельность.

В отличие от многих эмигрантов Ломшакову не пришлось беспокоиться о собственной судьбе. Ему предложили должность научного и технического консультанта заводов «Шкода» в Пльзени, а также место профессора Чешского высшего технического училища, где он читал лекции и проводил лабораторные занятия по специальности «Паровые котлы и паровое отопление» (1922–1938). Семья поселилась в знаменитом «профессорском» доме № 597 работы архитектора Брандта в квартале Бубенеч, в двух просторных квартирах.

В мае 1921 года Алексей Степанович организовал и возглавил «Общество русских инженеров и техников в ЧСР». «Общество выдвинуло проект приглашения в Чехословакию 250 студентов-техников и 700 студентов университета. Проект нашел поддержку в правых чешских кругах, с которыми был связан Ломшаков», — писал Иван Савицкий. Уже 12 августа состоялось первое собрание «Комитета по обеспечению образования русских студентов в ЧСР» (КООРУС). В числе руководителей значился Алексей Степанович. Совет КООРУС официально получил право приглашать в Чехословакию бывших преподавателей русских вузов для продолжения научной и преподавательской работы. Моральная и внутриполитическая победа по праву считалась заслугой Ломшакова, чье имя навсегда закрепилось в основе концепции «Русской акции помощи». Чехословакия стряхнула с себя эсеровское влияние и пошла по пути национально-государственной поддержки. В первую очередь победа Ломшакова отразилась на исключении «политического фактора» в отношении прибывавших эмигрантов, в том числе молодежи. К началу февраля 1922 года в Праге было зарегистрировано 1457 русских студентов. «Маленькая Чехословакия вдвое обогнала большую Германию, а к концу — и дружественную русским Югославию, которую по началу очень часто противопоставляли Чехословакии», — отмечал Иван Савицкий.

В 1923 году Ломшаков отправился в Америку. Благодаря рекомендации Масарика, ему удалось встретиться с видными представителями власти США. Целью поездки на этот раз были не научные интересы, а стремление получить финансовую поддержку для нуждающейся русской эмигрантской молодежи. Помощь юным эмигрантам Ломшаков считал своим долгом. Поэтому в 1921–1928 годах Прага считалась уникальным «воспитательным» и образовательным центром. Численность русских студентов за два года с небольшим возросла в 10 раз (с 366 до 3245).

В 1938 году Германия оккупировала Чехословакию. Немецкие власти закрыли все ее высшие учебные заведения, а студентов, живших в общежитиях, в ночь с 16 на 17 ноября вывезли в концлагеря. Все профессора были отправлены в отставку, в том числе и А.С.Ломшаков.

Закончилась Вторая мировая война, Чехословакия стала другой. Татьяна Бем вспоминала: «В последний раз, когда я была в Праге, я встретила на тротуаре… бывшего Профессорского дома двух полужалких ветхих старичков. Это были Ломшаковы. Он, совсем слепой, шел, опираясь на руку своей замученной, худой, обтрепанной супруги. Но сколько трогательной нежности было в этих старичках, забытых всем миром и оставшихся в полном одиночестве. Подходя к парадному, слепой старичок рыцарским жестом уступил ей дорогу, а она, пройдя вперед, протянула ему свою верную руку… Ломшакова спасли бывшие коллеги и ученики, жившие в СССР. Обитателям Профессорского дома запомнились кавалькады посольских “зилов”, которые привезли делегацию советских академиков навестить легендарного Ломшакова, учебниками которого все они в свое время пользовались. После этого местные коммунистические власти оставили Ломшаковых в покое и перестали угрожать им выселением из Профессорского дома» (Русская Прага (отрывки из воспоминаний) // Записки русской академической группы в США. Т. ХХХI. Русская Прага. 1920–1945. Нью-Йорк, 2001–2002).

В 1955 году объединениями бывших профессоров и воспитанников Санкт-Петербургского университета в Париже и Сан-Франциско, не забывших, кому они обязаны своим нынешним успешным положением, был создан Фонд помощи А.С.Ломшакову, оказывавший ему регулярную денежную поддержку.

Алексей Степанович скончался 10 мая 1960 года, ему было 90 лет, похоронен на Ольшанском кладбище.

«Ломшаков, человек, исключительно много сделавший для эмиграции и вместе с тем почти полностью забытый ею… <…> Впрочем, это судьба многих подвижников эмиграции, которые не выставляли политических программ, не произносили громогласных речей, писали мало и сухо, только о делах. Но этими самыми делами занимались, не щадя сил. Всех их роднили некоторые общие черты: энергичность, деловитость, отвращение к пустословию, человеколюбие не на словах, а на деле, скромность в личной жизни, требовательность — в общественной» (И.Савицкий).

См. публикации А.С.Ломшакова в каталоге библиотеки ДРЗ.

В.Р.Зубова