75 лет со дня кончины В.В.Кандинского

13 декабря 2019 года — 75 лет со дня кончины Василия Васильевича Кандинского (04(16).12.1866, Москва – 13.12.1944, Нейи-сюр-Сен, близ Парижа), юриста, теоретика искусства, основоположника абстракционизма, художника, перевернувшего привычные представления о живописи. Из семьи успешных нерчинских купцов, потомков каторжан. Его прабабушка была тунгусской княжной Гантимуровой, а отец — представителем старинного кяхтинского рода Кандинских, которые считали себя потомками правителей мансийского Кондинского княжества. Мать, Лидия Тихеева, происходила из прибалтийских немцев. Когда мальчику исполнилось 5 лет, родители переехали в Одессу, где отец владел чайной фабрикой. Василий поступил в классическую 3-ю гимназию, рисованию и музыке — игре на виолончели и фортепиано — учился у частных преподавателей. «Помню, что рисование и несколько позже живопись вырывали меня из условий действительности», — вспоминал об этом времени Кандинский. В детстве он считал, что «каждый цвет живет своей таинственной жизнью».

Родители видели сына юристом. В 1886 году Кандинский покорно отправляется в Москву и поступает в Московский университет на юридический факультет. Занимался он на кафедре политической экономии и статистики под руководством профессора А.И.Чупрова, изучая экономику и право. В 1889 году прервал учебу по состоянию здоровья и совершил этнографическую экспедицию по северным уездам Вологодской губернии. В 1893 году Кандинский блестяще завершил обучение в университете и женился на своей кузине Анне Филипповне Чемякиной. Став доцентом юридического факультета, занялся научной деятельностью, но интерес к ней был недолгим, а потом и вовсе пропал. Будучи ученым, он продолжал рисовать, а все свободное время отдавал искусству, музеям, театру. В 1895–1896 годах он работал художественным директором типографии «Товарищества И.Н.Кушнерева и К°» на Пименовской улице в Москве.

В 1896 году Дерптский университет предложил ему место профессора юриспруденции. Однако Кандинский отказался, решив оставить юридическую карьеру и всецело заняться живописью: «Я решил оставить свои занятия наукой. <…> Прежде всего я убедился, что неспособен к постоянному усидчивому труду, но во мне нет еще более важного условия — нет сильной, захватывающей все существо любви к науке, а самое важное — во мне нет веры в нее» (из письма А.И.Чупрову от 7 ноября 1895 года). Позже он назовет два события, которые определили его выбор: картина «Стог сена» Клода Моне и опера Рихарда Вагнера «Лоэнгрин».

В 1896 году он отправляется в Германию, в Мюнхен, признанный в Европе центр искусства, чтобы поступить в частную школу художника Антона Ажбе. Там Василий Васильевич учится работать с формой и линией, осваивает правила построения композиции. Но вскоре замечает, что школа не удовлетворяет его потребностей в получении знаний. Позже Кандинский писал: «Нередко я уступал искушению “прогулять” занятие и отправиться с этюдником в Швабинг, Энглишер-Гартен или парки на Изаре». Кроме него, в школе учились Алексей Явленский, Марианна Веревкина, Мстислав Добужинский, Кузьма Петров-Водкин, Игорь Грабарь.

Будущий художник дважды пытался поступить в Мюнхенскую академию художеств, ему это удалось в 1900 году. Он выбрал класс «первого немецкого рисовальщика» Ф.Штука, который был вполне доволен учеником, но полагал его палитру излишне яркой. Целый год Кандинский писал, используя только черно-белую гамму, «изучая форму как таковую», в соответствии с требованиями преподавателя. Активный, энергичный Василий Васильевич, как магнит, притягивал к себе людей и увлекал их своими идеями. Обучаясь в академии, он встретил Габриэлу Мюнтер, молодую художницу, ставшую его второй женой. С ней он путешествовал по Европе, посещал Америку и Россию. Затем вернулся в Баварию, поселился в Мурнау и продолжил эксперименты — писал экспрессионистские пейзажи окрестностей, основной приметой которых был цветовой диссонанс, пробовал себя в фовизме и абстракции.

Помимо творческой активности, Кандинский обладал и завидными организаторскими способностями. Вокруг него собирались люди ищущие, интеллектуальные и увлеченные искусством. В Мюнхене, в 1901 году он создал объединение художников «Фаланга», организовав при нем школу, в которой сам и преподавал. Благодаря нему, художники из «Фаланги» смогли представить свои картины на двенадцати выставках, проведенных за четыре года.

Совместно с живописцами Кубином, Явленским, Канольдтом, Мюнтер и другими Кандинский основал в 1909 году «Новое художественное объединение Мюнхена», став его председателем. «Каждый из участников не только знает, как сказать, но и знает, что сказать», — эти слова стали кредо общества. С 1900 года он участвует в выставках Московского товарищества художников, а в 1910 и 1912 годах представляет картины на выставках художественного союза «Бубновый валет».

Мастерская художника стала лабораторией, в которой ставились опыты ради получения нового знания. Ведь Кандинский все-таки был ученым, и поиск истины, взаимосвязь современных теорий и современного искусства были очень важны для него. Эти опыты легли в основу книги «О духовном в искусстве» (первый печатный труд художника, посвященный абстракции). «Живопись есть искусство, и искусство в целом не есть бессмысленное созидание произведений, расплывающихся в пустоте, а целеустремленная сила; она призвана служить развитию и совершенствованию человеческой души… Живопись — это язык, который формами, лишь ему одному свойственными, говорит нашей душе о ее хлебе насущном».

В 1911 году появилось объединение «Синий всадник» (1911–1914), и вышел одноименный альманах, к этому времени была написана картина с тем же названием (1903). Вдохновители объединения — друзья-художники Василий Кандинский и Франц Марк. Теперь «акцент делался на выявлении ассоциативных свойств цвета, линии и композиции, а привлекались при этом столь различные источники, как романтическая теория цвета Гете и Филиппа Рунге, югендстиль и теософия Рудольфа Штайнера», — отмечал Кандинский. В 1913 году выходят мемуары художника «Оглядываясь назад» (русское название — «Ступени») и сборник стихов «Звуки», иллюстрированный 55 цветными и черно-белыми литографиями.

С началом Первой мировой войны ему пришлось оставить Германию и перебраться в Швейцарию, где он начал писать книгу «о точке и линии». В ноябре 1914 года Кандинский и Габриэла расстались. Василий Васильевич возвращается в Москву, где осенью 1916 года знакомится с дочерью русского генерала Ниной Андреевской, на которой женится в феврале 1917 года. В России Кандинский оказался своим в среде послереволюционного культурно-политического развития. Он сотрудничал с ИЗО Наркомпроса в период 1918–1921 годов, занимаясь вопросами музейной реформы и художественной педагогики. С 1919 по 1921 год вышли шесть серьезных статей художника. Он получил должность председателя Государственной закупочной комиссии при Музейном бюро отдела ИЗО Наркомпроса и принимал активное участие в создании 22 музеев в провинции. Однако наибольшим влиянием он обладал как преподаватель сначала СВОМАСа («Свободных мастерских») в Москве, а позже — ВХУТЕМАСа.

Во ВХУТЕМАСе он занимал должность профессора с октября 1918 года и составил собственный учебный план, в основе которого лежал анализ формы и цвета. Такой же учебный план Кандинский разработал и для Инхука (Института художественной культуры), в создании и управлении которым ему также довелось поучаствовать. Однако появились противники — Степанова, Родченко, Попова, считавшие необходимым конструктивное оформление и расположение материалов, их точный анализ. Всякое проявление иррациональности в процессе творчества ими отвергалось.

Кандинский, в свою очередь, был настроен решительно против конструктивистов: «Если художник использует абстрактные средства выражения, это еще не означает, что он абстрактный художник. Это даже не означает, что он художник. Существует не меньше мертвых треугольников (будь они белыми или зелеными), чем мертвых куриц, мертвых лошадей и мертвых гитар. Стать “реалистическим академиком” можно так же легко, как “абстрактным академиком”. Форма без содержания не рука, но пустая перчатка, заполненная воздухом».

Проникновение социалистической идеологии в искусство Кандинскому было не по душе. В декабре 1921 года он отбыл с женой в Берлин для организации там отделения Российской академии художественных наук и больше в Россию не вернулся. После 1922 года усилилось идеологическое давление на искусство, и картины Кандинского на долгие годы исчезли из музеев СССР.

В Германии Вальтер Гропиус, основатель Высшей школы строительства и художественного конструирования (Баухаус), пригласил Кандинского возглавить мастерскую настенной живописи. Одновременно с преподаванием Василий Васильевич выпускает книгу «Точка и линия на плоскости», участвует в выставках в США и там же читает лекции в составе нового объединения «Синяя четверка», созданного вместе с Клее, Фейнингером и Явленским. В 1928 году художник принял немецкое гражданство. В его живописи появляется больше геометрии, особенно кругов: «Круг, который я использую в последнее время столь часто, можно назвать не иначе как романтическим. И нынешняя романтика существенно глубже, прекраснее, содержательнее и благотворнее: она — кусок льда, в котором пылает огонь. И если люди чувствуют только холод и не чувствуют огня — тем хуже для них…»

В 1932 году пришедшие к власти в Германии национал-социалисты закрыли Баухаус, — и чета Кандинских переехала во Францию, поселилась в предместье Парижа Нейи-сюр-Сен. С 1926 по 1933 год Кандинский создал 300 акварелей и 159 картин маслом. К несчастью, многое из наследия художника оказалось утрачено: нацисты объявили его живопись (как и многих других) «дегенеративной».

В Париже художник продолжал экспериментировать с кистью в руках. В 1939 году Василий Кандинский принял французское гражданство. В годы войны он испытывал сложности с материалами, форматы картин все уменьшались, приходилось работать гуашью по картону. Краски на его картинах бледнеют, а формы становятся биоморфнее. Публика и коллеги по цеху снова не понимают и не принимают его искусство, но Кандинский не сдается, он остается верен себе: «Абстрактное искусство создает рядом с “реальным” новый мир, с виду ничего общего не имеющий с “действительностью”. Внутри он подчиняется общим законам “космического мира”. Так, рядом с “миром природы” появляется новый “мир искусства” — очень реальный, конкретный мир. Поэтому я предпочитаю так называемое “абстрактное искусство” называть конкретным искусством».

Скончался Василий Васильевич Кандинский 13 декабря 1944 года в парижском пригороде Нейи-сюр-Сен. Похоронен на Новом кладбище Нейи под Парижем.

В июне 2017 года на аукционе «Сотбис» работа Кандинского «Мурнау. Пейзаж с зеленым домом» была приобретена за 26,7 миллионов долларов, а «Картина с белыми линиями», до 1974 года висевшая в Третьяковской галерее, была продана за 42 миллиона долларов (см.: Линия партии // Огонек. 2018. 9 июля. С. 47).

См. публикации о В.В.Кандинском в каталоге библиотеки Дома русского зарубежья им. А.Солженицына.

(При подготовке статьи были использованы материалы интернет-ресурсов, в том числе сайта http://www.wassilykandinsky.ru/)

В.Р.Зубова