80 лет со дня кончины Н.П.Краснова

8 декабря 2019 года — 80 лет со дня кончины Николая Петровича Краснова (05.12(23.11)1864, село Хонятино Московской губернии, Россия – 08.12.1939, Белград, Югославия), академика, архитектора и преобразователя Ялты и Белграда, создавшего Ливадийский дворец и многие другие шедевры архитектуры в России и в Югославии.

Из крестьян Подмосковья, крещен в Москве, во Введенской церкви Новинского монастыря. В возрасте 12 лет поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ), на отделение «Зодчество», где студенты учились дольше, чем на других — 10 лет. Помимо 30 специальных дисциплин, обязательно проходили обширный курс общеобразовательных предметов. Считалось, что для создания архитектурных проектов, помимо таланта и глубоких знаний, требовались культура и эрудиция. За свой первый самостоятельный проект «Несгораемый театр на 1500 человек» в 1883 году Николай Краснов был награжден Московским художественным обществом Малой серебряной медалью. Такая награда дала ему возможность не платить за обучение, стоимость которого составляла 30 рублей в год. В это время он жил вместе с матерью в Москве довольно бедно, экономя скромные средства. А через полтора года ему присуждается Большая серебряная медаль за проект «Гимназия» (1885), что дает звание классного художника 3-й степени и «право самостоятельной работы в составлении проектов и строительстве зданий».

Получив диплом об окончании МУЖВЗ, Николай Краснов выполнил несколько частных заказов в Москве. Как раз в это время в Ялте открылась вакансия городского архитектора: бывший архитектор Николай Штакеншнейдер, сын Андрея Штакеншнейдера, автора проекта Мариинского дворца и других дворцов в Петербурге и Петергофе, тоже выходца из низов, перевелся в столицу. На освободившееся место городским головой Ялты А.Л.Врангелем был рекомендован двадцатитрехлетний Николай Краснов. В ту пору Ялта не имела ни нынешней знаменитой набережной (в прибрежной полосе для строительства брали галечник), ни бетонного мола, ни упорядоченных улиц, ни должного освещения, ни канализации. Приметных в архитектурном смысле дворцов и вилл в Ялте и ее окрестностях тоже не было.

Став главным архитектором города, Николай Петрович как государственный служащий 26 февраля 1889 года подписал присягу на верность Государю Императору Александру III. Этой присяге он никогда не изменял, оставаясь до конца жизни убежденным монархистом. Работу в Ялте начал с изучения особенностей местности. Сейсмоопасность Южного берега, сложнейший рельеф почвы, частые оползни, каменистый грунт, своеобразие климата и местных строительных материалов — все это заставляло находить новые решения технических вопросов. Кроме того, многонациональный состав населения, живший в основном за счет обслуживания приезжающих на отдых, накладывал своеобразный отпечаток и на деловые отношения.

Первые два года Краснов в основном был занят организацией важнейших для города работ по расширению и оформлению набережной, прокладке канализации и строительству мола, завершив которые к началу 1890-х годов, приступил к разработке нового плана Ялты. Комиссия из врачей и архитекторов решала вопросы расположения новых улиц и преобразования старых. Краснов предложил ограничить ширину улиц, что позволило в будущем устранить хаотичность частных застроек. Новый план был утвержден в 1894 году. Николай Петрович всею душою проникся Ялтой, то, что древние латиняне называли «гением места». Он был уверен: этот город должен приносить людям здоровье и радость общения с дивной природой, а его архитектура — соответствовать бесконечному разнообразию ландшафтов уникальной местности…

Прошло совсем немного времени, когда в 1893 году городской голова Б.В.Хвощинский, подписывая ходатайство о награждении Краснова орденом Святого Станислава, сообщал, что «в последние пять-шесть лет Ялта сделала значительный шаг вперед в деле благоустройства».

Один за другим появляются на Южном берегу дворцы великих князей Романовых, дворянские особняки и виллы известных предпринимателей, врачей, ученых, военных, церкви и часовни, мечети, жилые дома, торговые ряды, гостиницы, гимназии и больницы. На каждом из них — печать поиска новых выразительных средств архитектурной пластики. В основе поиска — гармоничное сочетание новых принципов архитектуры — свободной компоновки и формообразования объемов здания с декоративными элементами исторических стилей.

Краснов являлся строителем собора Александра Невского в Ялте (проект архитектора П.К.Теребенева, однако все внутреннее убранство храма — интерьер, фрески, иконостас, росписи собора — выполнено по эскизам Николая Петровича). Часовня же Святого Николая, построенная в старорусском стиле на набережной Ялты, — детище самого Краснова.

За 26 лет работы в Ялте им было построено более 60 уникальных по своей культурной ценности строений: дворец «Дюльбер» для семьи великого князя Петра Николаевича, дворец «Харакс» для великого князя Георгия Михайловича, дворец «Чаир» для великой княгини Анастасии Николаевны; Малый дворец «Ай-Тодор» для великого князя Александра Михайловича и Павильон больницы для раненых в его имении; вилла «Кореиз» и Охотничий павильон для имения князя Юсупова в Коккозах, интерьер Мужской гимназии императора Александра, церковь Мужской гимназии, мечеть в Гурзуфе, мечеть в Коккозах, а также множество вилл, домов, храмов, школ и гимназий, отелей.

Но вершиной всего его творчества стал ансамбль дворца «Ливадия» (Царский дворец, дом для свиты, главная кухня дворца). Он возник на месте, где ранее располагался дворец графа Потоцкого, простоявший 70 лет. В 1904 году царской семьей было принято решение снести это сооружение — оно устарело. Император Николай II хотел дворец в собственном вкусе, достойную летнюю резиденцию для своей семьи. Результат трудов Николая Петровича в Ливадии превзошел все ожидания. Государь, конечно, был знаком с эскизами и планами, видел и фотографии хода строительства, которые регулярно присылались в Петербург, но в детали не вникал, полностью доверившись гениальности архитектора. В письме матери в 1911 году он делился впечатлением: «Мы не находим слов, чтобы выразить нашу радость и удовольствие иметь такой дом, выстроенный именно так, как хотели. Архитектор Краснов удивительный молодец — подумай, в 16 месяцев он построил дворец, большой Свитский дом и новую кухню. Кроме того, он прелестно устроил и украсил сад со всех сторон новых построек вместе с нашим отличным садовником, так что эта часть Ливадии очень выиграла. Виды отовсюду такие красивые, особенно на Ялту и на море. В помещениях столько света, а ты помнишь, как было темно в старом доме... Что редко бывает — Краснов сумел угодить всем: дамы, свита и даже femmes de chambres (горничные) и люди довольны своими помещениями. Все приезжающие после осмотра дома в один голос хвалят то, что видели, и, конечно, самого виновника — архитектора».

Осенью 1911 года Н.П.Краснову было пожаловано звание архитектора высочайшего двора и орден Святого Владимира 4-й степени. В 1913 году Краснов был избран академиком петербургской Академии художеств.

9 февраля 1917 года высочайшим указом, по совокупности заслуг и в связи с успешным завершением строительства «Санатории имени императрицы Александры Федоровны для выздоравливающих и переутомленных» в удельном имении Массандра, архитектору Николаю Петровичу Краснову было присвоено звание действительного статского советника и потомственное дворянство. Это был 85-й и последний лазарет, организованный Александрой Федоровной на собственные средства во время войны. В Белом Ливадийском дворце царская семья жила осенью 1911, весной 1912, осенью 1913 и последней мирной весной 1914 года. В 1917 году Временное правительство не дало государю возможность выехать в Крым.

Этика и эстетика мира Краснова не имела ничего общего с тем миром, который пришел после Октября 1917 года, миром цареубийц и беспощадного террора, снесшего как часть его строений в Крыму, так и некоторых их владельцев, и, спасая от него свою семью, Краснов отплывает сначала в Турцию, а затем, в 1919 году, через Грецию на Мальту. Из его анкеты на Мальте: прибыл из Крыма на пароходе «Бермудиан» в мае 1919 года с женой Анной Михайловной 55 лет, двумя дочерьми — Ольгой и Верой Николаевнами 30 и 24 лет, зятем Хорватом Леонидом Владимировичем 29 лет и внуком Владимиром 6 лет. Постоянное место жительства — г. Ялта Таврической губернии. В России остались бумаги и акции в банке в Москве; материальное положение — средств нет; какой труд желает получить — по специальности; куда хочет ехать и когда — в Крым, когда будет спокойно. Адрес: Мальта, беженский дом. Дата заполнения: 25 июня 1920 года.

Жил он тогда в лагере для эмигрантов и рисовал акварели, чтобы хоть как-то содержать семью. Тем временем в Сербии было организовано «Содружество ученых и техников», и в 1922 году направлен вызов на Мальту Н.Краснову. В апреле 1922 года Николай Петрович с семьей прибыл в Белград, чтобы помочь сербскому народу обустроить столицу. Он создает в Белграде практически все важнейшие административные здания: тогдашнее Министерство финансов, Министерство лесного хозяйства и природных ресурсов, нынешнее здание Правительства Сербии, здание МИДа, здание Архива Сербии...

Одним из важнейших его проектов в то время было строительство моста Александра I. Краснов работает и над созданием интерьеров Народной скупщины — Парламента Сербии, проектирует парк перед этим зданием и Дворец на Дединье. Белградский Манеж превращает в здание Югославского драматического театра, проектирует здание почты в Панчево, множество школ и других строений в Сербии. Важную часть его наследия составляют мемориальные объекты: Сербское военное кладбище в Салониках и склеп на греческом острове Видо. Он также проектировал памятники-фонтаны и надгробия героям, погибшим в мировой войне.

Много внимания уделял Краснов проектам по реконструкции и воссозданию храмов Сербской православной церкви. В ее музеях хранятся акварели Николая Петровича, написанные при подготовке к этим работам. Одним из первых был проект реконструкции церкви Святой Ружицы на Калемегдане, затем Капеллы Негоша на Ловчене (разрушена югославскими коммунистами). Уникальное мозаичное убранство церкви Святого Георгия на Опленце появилось благодаря кропотливой и трудоемкой работе Краснова и группы художников по копированию средневековых фресок из 60 сербских монастырей.

Мало кто знает, что иконостас церкви Александра Невского в Белграде первоначально предназначался храму в Опленце, но архитектор уговорил короля Александра позволить ему создать новый иконостас для задýжбины (здания, построенного во спасение души) Карагеоргиевичей, и тот предоставил Краснову полную свободу по разработке интерьера храма. Николай Петрович создал эту церковь как модель Царствия Небесного на земле. Она стоит на верху холма, как престол Господний. Недалеко от престола находится скромный дом земного правителя, а высокие деревья вокруг символизируют народ. Многие русские художники описывали, как тяжело им без Родины. Свою тоску по России Краснов выразил в некоторых деталях интерьера этого храма, благодаря Бога за то, что он дал возможность его таланту послужить братскому сербскому народу.

Скончался Николай Петрович 8 декабря 1939 года в Белграде, его похоронили в Русском секторе на Новом кладбище, рядом с часовней в честь Иверской иконы Божией Матери, под надгробием, которое он сам и спроектировал.

7 августа 2015 года благодарная Россия установила памятник великому русскому зодчему Николаю Петровичу Краснову на набережной Ялты.

4 декабря 2014 года в Доме русского зарубежья им. А.Солженицына состоялось открытие выставки «Русский зодчий Сербии», посвященной 150-летию со дня рождения выдающегося русского архитектора Николая Петровича Краснова.

См. публикации о Н.П.Краснове  в каталоге библиотеки ДРЗ.

В.Р.Зубова