Заседание историко-просветительского проекта Марины Сорокиной «Русское зарубежье от А до Я: Вернадские»

Заседание семинара

Заведующая отделом истории российского зарубежья Марина Юрьевна Сорокина

Владимир Иванович Вернадский

Владимир Иванович Вернадский с женой Натальей Егоровной, детьми Георгием и Ниной, и братом жены П.Е.Старицким. Полтава, 1907 год

Могилы детей В.И.Вернадского Георгия и Нины в США

Кладбище греческого православного монастыря Св. Георгия в Старом Каире, Каир, Египет

Заседание семинара

Заведующая отделом истории российского зарубежья Марина Юрьевна Сорокина

Владимир Иванович Вернадский

Владимир Иванович Вернадский с женой Натальей Егоровной, детьми Георгием и Ниной, и братом жены П.Е.Старицким. Полтава, 1907 год

Могилы детей В.И.Вернадского Георгия и Нины в США

Кладбище греческого православного монастыря Св. Георгия в Старом Каире, Каир, Египет

13 марта 2020 года состоялось очередное заседание авторского историко-просветительского проекта заведующей отделом истории российского зарубежья ДРЗ Марины Сорокиной «Русское зарубежье от А до Я». Заседание было приурочено ко дню рождения выдающегося русского ученого, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863–1945) и посвящено истории и судьбе его семьи в русском зарубежье ХХ века.

В начале своей лекции М.Ю.Сорокина отметила, что выдающийся естествоиспытатель, философ, организатор и историк науки, общественный деятель, академик Владимир Иванович Вернадский (1863–1945) был одним из основателей современного биосферного мышления и экологической парадигмы развития. Он стал одним из тех русских ученых, влияние идей и самой личности которого вышло далеко за рамки научного сообщества. Его научное и эпистолярное наследие особенно интенсивно изучалось в 90-е годы ХХ века, когда были опубликованы его многие научные труды, дневники и часть переписки.

Для истории русского зарубежья судьба семьи Вернадских имеет особое, знаковое значение. М.Ю.Сорокина напомнила, что после большевистской революции 1917 года академик В.И.Вернадский — член ЦК Конституционно-демократической партии и товарищ министра народного просвещения Временного правительства — бежал из Петрограда ввиду угрозы ареста и годы Гражданской войны (1918–1921) провел на Украине (Полтава, Киев, Крым), на территориях, неподконтрольных большевистской власти. Весной 1921 года ученый вернулся в Петроград, в июле того же года был на несколько дней арестован и в мае 1922 года с женой и дочерью покинул Россию, работая в Европе (Чехословакия, Франция) до весны 1926 года. Многие коллеги и друзья Вернадского полагали, что он не просто отправился в заграничную командировку, а эмигрировал и уже никогда не вернется в Россию, тем более, что сын академика, известный историк Георгий Владимирович Вернадский (1887–1978), эвакуировался осенью 1920 года из Крыма вместе с врангелевскими войсками. Однако академик Вернадский возвратился в СССР, хотя его и отговаривали все друзья-кадеты, а любимая дочь, врач-психиатр Нина Владимировна Толль (1898–1986), осталась в Праге (в 1939 году она, как и ее брат Георгий, перебралась в США).

В отличие от многих семей российской интеллигенции, изнутри расколотых мировоззренческими конфликтами, идейная и профессиональная полярность не развела Вернадских. Напротив, даже то, что в пространстве этой семьи пересеклись все кажущиеся несовместимыми варианты гражданского отношения к новой советской власти — «белоэмигрант» (Г.В.Вернадский), «невозвращенец» (Н.В.Вернадская) и «возвращенец» (В.И.Вернадский), только укрепило ее внутреннее единство. Перемещаясь между различными сегментами российского научного зарубежья и советской метрополии, Вернадские выполняли роль медиатора и хранителя среды всего российского научного сообщества. В этой перспективе «эмиграция» виделась им не только и не столько местом вынужденного изгнания, сколько пространством для реализации личных и международных научных проектов. Этот аспект деятельности семьи Вернадских еще предстоит изучать в его полноте и содержательной наполненности.

Тема кажется особенно важной еще и потому, что сегодня в ближнем и дальнем зарубежье заметно возрастает как интерес к научному наследию ученого, так и стремление включить его имя в пантеон своих «национальных героев». На постсоветском пространстве этот вопрос приобрел особое звучание в связи с проблемой формирования исторической памяти и исторического сознания новых независимых государств.

М.Ю.Сорокина, построившая свой рассказ в трех «сериях» — «Выбор», «Травма», «Успех» — подробно рассказала о вариантах эмигрантской судьбы многих представителей семьи Вернадских/Старицких — Н.П.Толля, В.И.Жедринского, Н.Е.Жедринской и других, рассеянных по разным странам мира, от России до Египта, США, Сербии…

Лекция сопровождалась показом уникальных книг, слайдов и фотографий. Многочисленные вопросы слушателей, на которые М.Ю.Сорокина подробно ответила, и дискуссия, последовавшая за ними, стали прекрасным завершением вечера.

М.Ю.Сорокина